ГлавнаяНовостиУзбекистан – либерализация экспорта свежих овощей и фруктов отменяется?
Новости Эксклюзив

Узбекистан — либерализация экспорта свежих овощей и фруктов отменяется?

Узбекское правительство предлагает установить жёсткий ценовой мониторинг операций по экспорту плодоовощной продукции путём установления минимальных экспортных цен

Либерализация торговли овощами и фруктами в Узбекистане, которая привлекает немало иностранных инвесторов в эту центральноазиатскую страну в последнее время, на самом деле идёт очень сложно. Нередко реальность расходится с декларациями чиновников, которые часто возвращаются к методам ручного управления рынком.

Вот и сейчас, после череды существенных послаблений международной торговле, узбекское правительство предлагает установить жёсткий ценовой мониторинг операций по экспорту плодоовощной продукции путём установления минимальных экспортных цен. Аналитики EastFruit пытались разобраться в законопроекте «Об утверждении Положения о порядке осуществления мониторинга контрактной стоимости плодоовощной и текстильной продукции, экспортируемой из Республики Узбекистан» и его последствиях для отрасли, в случае, если он станет законом.

Читайте также: В Узбекистане упростили порядок экспорта плодоовощной продукции

Главная суть законопроекта состоит в том, что экспортёры плодоовощной продукции смогут быть привлечены к ответственности за экономическое преступление, если чиновники решат, что экспортная цена была занижена. В перечень продуктов, подлежащих мониторингу, вошли все основные экспортные товары групп 7 и 8, т.е. все основные овощи, фрукты, ягоды, орехи и бобовые культуры.

Как же чиновники смогут определить, что экспортная цена занижена? В законопроекте есть формулы конкретные формулы. Приведём их здесь.

Рыночные оптовые цены на плодоовощную продукцию рассчитываются методом нет-бэк (net-back) по следующей формуле:

Pi = Pe — Mb — Tx — Tr, где

Pi – расчетная оптовая цена в стране происхождения;

Pe – средневзвешенная оптовая цена на внешнем рынке;

Mb – маржа продавца в зарубежной стране;

Tx – таможенные платежи (в том числе НДС);

Tr – транспортные расходы от пункта отгрузки до пункта назначения.

Рекомендуемые экспортные цены на плодоовощную продукцию рассчитываются по следующей формуле:

Pr = (Pi + Pd) / 2, где

Pr – рекомендуемая экспортная цена на условиях FCA;

Pd – оптовая цена на внутреннем рынке.

Любой участник рынка сразу поймёт, что в этой формуле есть огромное количество практически нерешаемых проблем, особенно если участь, что расчёт будут производить чиновники.

Первая проблема – это мониторинг оптовых цен в стране назначения, который будет определяющим для этих расчётов. И хотя законопроект описывает методы сбора цен, в том числе путём мониторинга «открытых источников» и привлечения к работе дипломатических миссий Узбекистана, стоимость качественного мониторинга цен будет настолько запредельно высокой, что будет намного превышать даже потенциальную выгоду для страны. Учитывая многолетний опыт EastFruit в мониторинге оптовых цен в разных странах мира, можно заключить, что чиновники качественно такую работу организовать вряд ли смогут, а значит, цены будут, скорее всего, «среднепотолочными». Аналогичным будет и результат расчётов по формуле – ведь какую бы хорошую формулу не написали чиновники, некачественные вводные данные приведут к ещё более некачественному результату.

Вторая проблема – это предложение определять «средневзвешенные цены». Прежде всего, как известно любому школьнику, средневзвешенную цену определить в этом случае будет невозможно в принципе, потому что для этого необходимо иметь полный доступ к контрактам внутренней торговли между участниками рынка, то есть знать и цену, и объём. А эту информацию никто и нигде никому не предоставляет. Кроме того, «средневзвешенные цены» для мониторинга совершенно неприемлемы в случае плодоовощной продукции, они могут иметь смысл для мониторинга товара с очень конкретными характеристиками, но в таком случае у чиновников будет тысяча разных цен для одного и того же товара, и весь смысл мониторинга будет утрачен.

К примеру, черешня калибра 30+ в оптовой торговле в Китае может стоить даже $15 за кг, а вот калибр менее 26 – не сильно интересен, поэтом оптовая цена на него может быть ниже $1 за кг. Как быть в такой ситуации? Допустим чиновники и правда получили эту информацию, сложили, разделили и получили среднюю цену в $7. Получается, что тот, кто продаёт черешню по $5 в Китай, уже нарушает закон? А ведь Узбекистан продал первые партии черешни в Китай чуть дороже $4 за кг, и это с доставкой!

Третья проблема – это маржа продавца в зарубежной стране, которая прописана в формуле. Интересно, как она может быть определена? А что если на пути товара больше, чем один продавец. Допустим их три. Это особенно актуально для Узбекистана, так как в стране по-прежнему очень трудно найти товар, подготовленный для розничной торговли, поэтому в цепочке количество посредников будет больше, чем при поставках продукции, например, из Голландии, так как продукцию необходимо дорабатывать в стране назначения. Также узбекская продукция чаще всего продаётся на рынках, а не в сетях супермаркетов, по этой же причине, а это значит, что посредников будет несколько. Применить для этой ситуацию гипотетическую маржу гипотетического одного посредника – это то же самое, что сразу же сказать, что экспорт идёт по заниженной цене.

Четвёртая проблема – упаковка. Возьмём для примера самый простой продукт, такой как картофель. Цена на немытый картофель насыпью и цена на помытый картофель в премиальной упаковке может различаться в разы или даже в десятки раз, если участь бренд, сорт и т.п. Да, мы понимаем, что Узбекистан картофель не экспортирует, но то же самое правило рынка работает и для столового винограда и для абрикоса и для других товаров. Поэтому определить какую-то среднюю индикативную цену в этих ситуациях совершенно нереально.

В качестве заключения хочется сказать, что этот законопроект, как и любые другие способы административного контроля свободной торговли овощами, фруктами и орехами будут совершенно неэффективны и принесут всем только вред. Если экспортёры будут находиться под постоянной угрозой административного вмешательства в ценообразование, то они просто будут оказываться от работы на этом рынке. Поэтому принятие такого закона приведёт к убыткам, прежде всего, для производителей, которые получат меньше возможностей для экспорта своей продукции. А это будет негативно отражаться и на валютной выручке стране и темпах развития плодоовощного сектора.

Если же правительство Узбекистана продолжит курс на либерализацию торговли и валютного регулирования, то новые инвестиции и конкуренция на рынке сами решат проблему непрозрачности торговли, а валютная выручка и доходы бюджета от растущего экспорта стране будут обеспечены. 

EastFruit


Использование материалов сайта свободно при наличии прямой и открытой для поисковых систем гиперссылки на конкретную публикацию.

Основные новости и аналитика плодоовощного рынка на Facebook и в Telegram - Подписывайтесь!

Вам также может быть интересно

Грузинское качественное яблоко пока недооценено – мнение грузинского экспортера

EastFruit

Каракалпакское (Узбекистан) фермерское хозяйство удвоило экспорт сушеных помидоров во Францию

EastFruit

За восемь месяцев объемы торговли агропродукцией между Узбекистаном и Россией выросли в 1,6 раза

EastFruit

Добавить комментарий