ГлавнаяНовостиФрукт-привидение или сколько черешни и из каких стран на самом деле импортирует Россия?
Новости Эксклюзив

Фрукт-привидение или сколько черешни и из каких стран на самом деле импортирует Россия?

Реальный объём импорта черешни в Россию в 2019 году оценивается в 100-110 тыс. тонн

Официальные данные об импорте черешни в Россию у аналитиков EastFruit вызывают серьёзные сомнения. Участники же рынка, которые занимаются импортом продукции, хорошо знают правду, но даже они не могут сказать, сколько на самом деле черешни ввозит Россия. Соответственно, отследить объёмы импорта из отдельных стран ещё сложнее. Однако мы сегодня попытаемся это сделать, ведь сезон черешни не за горами. Ведь уже сейчас многие задаются ещё и вопросом о том, насколько же снизится потребление черешни россиянами в 2020 году, учитывая снижение доходов населения этой страны и логистические проблемы? 

Итак, в 2019 году, по данным официальной статистики России, страна импортировала 74,7 тыс. тонн черешни или на 9% меньше, чем годом ранее. При этом стоимость черешни выросла, и импорт в стоимостном измерении вырос на 11%. А вот список крупнейших поставщиков черешни в Россию сразу же начинает вызывать сомнения – Азербайджан оказался лидером, с рекордным объёмом за последние годы в 26,4 тыс. тонн. На втором месте Турция, поставившая 24,8 тыс. тонн и на третьем Молдова с 8,3 тыс. тонн.

«А где же Узбекистан?» — спросит внимательный читатель. А Узбекистан лишь замыкает пятёрку поставщиков, уступая Ирану и экспортируя в 3,3 раза меньше черешни в Россию, чем Молдова. Если, конечно, верить официальной версии статистике. А ещё у читателя обязательно возникнет вопрос – где же все эти прекрасные, современные и высокопродуктивные черешневые сады в Азербайджане? 

Начнём с Азербайджана. Эта страна, согласно данным торговой статистики, экспортирует 99% черешни в Россию. Небольшой объём – около 89 тонн, страна также поставила в Казахстан в 2019 году. Среди трейдеров, занимающихся фруктами, ни для кого не секрет тесные связи Азербайджана с Ираном. При этом Иран, согласно информации FAOSTAT производит около 140 тыс. тонн черешни и входит по этому показателю в число мировых лидеров, а Азербайджан получает порядка 11 тыс. тонн черешни в год.

Подвох можно заметить сразу – если производство черешни в Азербайджане составляет 11 тыс. тонн, а экспорт – 26,4 тыс. тонн, то здесь явно что-то не так. А какие регионы Ирана специализируются на черешне? Ну, конечно же, среди лидеров производства как раз регионы, граничащие с Азербайджаном с характерными названиями «Восточный Азербайджан» и «Западный Азербайджан». Нужно помнить, что жители страны Азербайджан тоже потребляют черешню. Поэтому достаточно вероятно, что основная часть экспортируемой из Азербайджана в РФ черешни, на самом деле, выращивается в Иране.

Но здесь нет особой проблемы с объёмом поставок – скорее всего основная часть экспорта черешни из Азербайджана отражается в статистике, потому что между странами существует таможенный контроль и провезти продукцию без декларирования сложно. Намного интереснее проанализировать торговлю со странами, входящими в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Здесь шансы провезти без декларирования продукцию намного выше. Один из таких примеров мы уже подробно описывали в материале «Кто съел таджикский абрикос», где показывали, что площадь садов под ним и производство в стране растёт,  а экспорт резко снижается именно после вступления соседней страны в ЕАЭС.

И здесь нам будет интересен именно Узбекистан. Интересна эта страна потому, что мы знаем, что Россия является главным рынком сбыта фруктов из Узбекистана. Узбекская черешня очень популярна в России. В сезон её уборки, торговая площадка EF Trade буквально забита предложениями узбекской черешни, как уже доставленной на территорию РФ, так и на условиях самовывоза из страны. И вот получается, что узбекской черешни в страну попадает всего 2,5 тыс. тонн? В 10 с лишним раз меньше, чем азербайджанской (читай иранской)? Как это возможно? Может быть, её просто мало выращивается и она дорогая?

Читайте также: Узбекистан – первая черешня уже в продаже!

Но вот официальные данные о производстве черешни в Узбекистане за 2018 год свидетельствуют, что страна собрала 172 тыс. тонн этих фруктов. Причём каждый год производство растёт на 30-40 тыс. тонн. А значит, по этому показателю Узбекистан уже вышел на третье место в мире, обойдя таких признанных лидеров экспорта как Чили, Иран, Италию и Испанию, и уступая лишь Турции и США. Допустим, в 2019 году производство не выросло, и даже снизились, хоть это и маловероятно, учитывая вступление в плодоношение большого количества новых садов, которые здесь активно высаживались в 2011-2018 годах. В любом случае, имея в два с половиной раза меньше населения, чем Иран, страна должна экспортировать значительно больше черешни, чем Иран. А мы определили, что Иран только в РФ поставил не менее 25 тыс. тонн.

Значит, ищем невидимую узбекскую черешню у соседей. И сразу удача – Казахстан в 2018 году импортировал почти 25 тыс. тонн черешни из Узбекистана. Правда, на следующий год объёмы импорта снизились существенно, но это неважно. Официальная экспортная статистика в Узбекистане засекречена, однако руководство страны считает развитие экспорта одним из приоритетов, и заставляет министров отчитываться о росте экспорта в их секторах, поэтому некоторые данные всё-таки озвучиваются. Правда, эти данные идут без разбивки по странам назначения. Тем не менее, согласно этой информации, Узбекистан экспортировал в 2016 году – 29,1 тыс. тонн черешни, в 2017 году – 30,6 тыс. тонн, в 2018 году – 33 тыс. тонн, а в 2019 году экспорт черешни вдруг резко упал до 16,7 тыс. тонн. Пока что оставим эту информацию как есть и вернёмся к Казахстану.

Казахстан, оказывается, тоже входит в число крупных поставщиков черешни в Россию. А вот официальной информации об объёмах производства черешни в Казахстане найти почти невозможно. ФАОСТАТ говорит о том, что в стране даже и тысячи тонн не производится, хотя по нашей информации сады черешни активно сажают в южных регионах странах, граничащих с Узбекистаном.  

Мы, на условиях анонимности, попробовали выяснить у представителей плодоовощной торговли региона, поставляется ли узбекская черешня в Россию через Казахстан, и получили немало подтверждений этих фактов. Хотя это и так очевидно из логики цифр. Тем не менее, очевидно, что и не вся черешня, поступающая из Казахстана в РФ, декларируется на таможне. Она, вероятно, просто продаётся на рынках или же по документам местной, то есть российской продукции.

Почему бы узбекским экспортёрам не продавать продукцию напрямую? Всё дело в разнице ставок НДС, которая существовала до последнего времени. Это делало поставки через Казахстан более выгодными с точки зрения налогообложения. Аналогично обстоит ситуация с поставками продукции через другую страну – Кыргызстан, которая также является крупным рынком сбыта для узбекской черешни даже официально. Кроме Казахстана, Кыргызстана и России, Узбекистан практически не экспортирует больших объёмов черешни в другие страны, а тем более в те, где эти объёмы могли бы быть не учтены. Около 600 тонн узбекской черешни в 2019 году отправилось в Китай (и это рекорд), 114 тонн – в Южную Корею, 17 тонн – в Польшу, 9 тонн – в Беларусь и по 6 тонн и меньше в ряд других стран.

При этом, если страна и правда производит хотя бы 140-150 тыс. тонн, и если в Узбекистане потребление черешни в несколько раз выше, чем, например, в Чили (а мы помним жалобы населения Узбекистана на слишком высокую для потребителя цену), то экспорт черешни из этой центральноазиатской страны должен достигать 70-80 тыс. тонн или же цены на продукцию внутри страны должны быть крайне низкими. Но официально экспорт черешни снижается, а цены на внутреннем рынке продолжают расти!

Конечно, некорректно сравнивать качество продукции и инфраструктуру охлаждения, сортировки, доработки и маркетинга черешни в Чили и Узбекистане. Поэтому, конечно же, можно предположить, что значительная часть продукции теряется или идёт на переработку. Может ли продукция экспортироваться в соседние страны таким образом, чтобы остаться неучтённой в статистике этих стран? Местные эксперты говорят, что это сейчас маловероятно и практически невозможно, так как контроль за таможнями в последние годы очень жёсткий. Тем не менее, не совсем понятно, куда же всё-таки девается приблизительно 20-30 тыс. тонн черешни, которая должна была бы быть в излишке на рынке Узбекистана.

Трейдеры фруктов и сухофруктов нередко упоминают Кыргызстан, как страну, которая, нередко, помогает с реэкспортом продукции в России своим соседям. Однако Кыргызстан и сам является крупным производителем черешни. По оценкам местных специалистов, около 3 тыс. тонн черешни кыргызского производства ежегодно экспортируется в Россию. Однако в официальной статистике этой страны за 2019 год находим только 1,5 тыс. тонн экспорта в Россию и по 172 тонны экспорта в Казахстан и Китай. И тут сюрприз – российская статистика экспорта черешни из Киргизии не увидела вообще – только 1 тонна из полутора тысяч выехавших из страны, официально доехала до России.

Не сбрасываем со счетов и Таджикистан. Только официальный экспорт таджикской черешни в Кыргызстан составил 200 тонн, хотя местные трейдеры говорят о значительно больших объёмах. Естественно, что экспортирующий черешню Кыргызстан не покупал её из Таджикистана для внутреннего потребления.

Не нужно забывать и о другом реэкспортном хабе, которым является Беларусь, а также о поставках продукции через Молдову. Ведь Молдова не зря опережает Узбекистан в официальном рейтинге экспортёров черешни в Россию – она не входит в ЕАЭС и не имеет общей с РФ наземной границы, поэтому вынуждена декларировать все объёмы. При этом садоводы Молдовы говорят, что производство черешни в этой стране невелико. А FAOSTAT говорит о 12 тыс. тонн производства. То есть, теоретически, вся поставленная черешня из Молдовы, может быть выращена в Молдове. Однако, возможно, всё-таки определённые объёмы украинской и польской черешни попадают в Россию именно этим путём. Но здесь проблем с оценкой объёмов импорта в Россию нет.

А вот по Беларуси вопросы остаются. Россия в последние годы усилила давление на реэкспортёров продуктов питания из Беларуси и других стран, поэтому объёмы поставки черешни из Беларуси в Россию в 2019 году упали в четыре раза. Но это лишь официальный объём. Предположительно, эти объёмы могли просто перестать отражаться в статистике. Ведь Беларусь даже официально нарастила импорт черешни из Греции. Хотя общий объём импорта из стран ЕС всё-таки незначительно снизился. По предварительным оценкам, неучтённый объём импорта черешни через Беларусь может в разы превышать объём официального импорта.

Таким образом, мы оцениваем реальный объём импорта черешни в Россию в 2019 году в 100-110 тыс. тонн. При этом рейтинг поставщиков может выглядеть следующим образом: Иран (около 31 тыс. тонн), Узбекистан (около 25 тыс. тонн), Турция (25 тыс. тонн), Молдова (около 5 тыс. тонн), Польша (около 3,5 тыс. тонн), Украина (около 3 тыс. тонн), Кыргызстан (3 тыс. тонн) и Сербия (2,5 тыс. тонн).

Естественно, что это очень приблизительные и гипотетические оценки, базирующиеся лишь на логике и инсайдерской информации представителей фруктовой торговли. Отследить реальные объёмы торговли черешней, к сожалению, не представляется возможным. Однако даже такие оценки могут быть полезны для понимания структуры рынка черешни России в преддверии нового сезона. Ведь местное производство черешни в России тоже растёт, а вот потребление в 2020 году может резко снизиться, что сильно ударит по реальным странам-поставщикам этих фруктов: и, прежде всего, по Узбекистану и садоводам этой страны.

EastFruit


Использование материалов сайта свободно при наличии прямой и открытой для поисковых систем гиперссылки на конкретную публикацию.

Основные новости и аналитика плодоовощного рынка на Facebook и в Telegram - Подписывайтесь!

Вам также может быть интересно

В Украине подорожал импортный томат

EastFruit

Россия запрещает импорт тепличных помидоров и перца из крупнейшего экспортного региона Узбекистана

EastFruit

Оптовая цена на тепличный огурец в России в 1,5 раза выше, чем год назад

EastFruit

Добавить комментарий