ГлавнаяНовостиАндрей Ярмак: Украина, имея в 73 раза большую площадь сельскохозземель, экспортирует меньше плодоовощной продукции, чем маленькая Молдова
Актуально Новости

Андрей Ярмак: Украина, имея в 73 раза большую площадь сельскохозземель, экспортирует меньше плодоовощной продукции, чем маленькая Молдова

В Украине система чрезвычайно неудобна для всех участников плодоовощного рынка, тормозит развитие отрасли, стимулирует импорт и сдерживает экспорт

85% плодоовощного производства в Украине — это тень и мрак, из которых никто не хочет выбираться, ежегодно теряя и налоги, и время для развития, пишет Андрей Ярмак, экономист инвестиционного департамента Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), в статье на сайте «Зеркало недели».

«7 млрд. грн дополнительных доходов для бюджета путем снижения налогов? Только с одной небольшой плодоовощной отрасли? Это реально! Но Украина остается единственной страной Европы, которая не хочет буквально поднять эти деньги с пола», — заявляет Андрей Ярмак.

Эксперт объясняет все на простых цифрах: «Согласно нашим весьма консервативным оценкам, плодоовощная отрасль Украины генерирует приблизительно 60 млрд. грн выручки для производителей в сельской местности (возможно, даже на 20% больше), из которых юридические лица всех форм обеспечивают примерно 8,5 млрд. грн, то есть около 15%. Соответственно, всего 15% продукции проходит через систему налогообложения, а 85%, или свыше 50 млрд. грн, — это «тень», или денежная наличность, или обычный кэш.

Представляю, что фискалы после этих слов сразу почуют запах крови, но разочарую — выдавливать из этого кэша какие-либо налоги не получится. Потому что этот «бизнес» и так едва жив, а непродуманные решения власти во время карантина вообще едва не добили его. А это все же более 50 млрд грн средств для жителей села. В перерасчете на одного сельского жителя — почти 4 тыс. грн дохода в год, и это именно то, за счет чего наше село живет и выживает.

А можно ли сделать так, чтобы люди сами захотели с этих средств платить налоги, а база налогообложения росла? Конечно, и это уже сделали все без исключения страны Европы, кроме Украины».

Украина, имея в 73 раза большую площадь сельскохозяйственных земель, экспортирует меньше плодоовощной продукции, чем маленькая Молдова. Потому что в Молдове действуют нормальные, логичные, прозрачные, простые и удобные правила для участников рынка. Аналогичные правила действуют в Польше и многих других странах. И эти правила позволяют бизнесу развиваться, а государству — получать налоговые поступления, не тратя значительные средства на их администрирование.

По утверждению Андрея Ярмака, в Украине система чрезвычайно неудобна для всех участников плодоовощного рынка, тормозит развитие отрасли, стимулирует импорт и сдерживает экспорт, стабильно ухудшает уровень жизни на селе и приносит нулевые доходы бюджету.

Эксперт объясняет на простых и понятных примерах: «Наши переработчики чувствуют себя преступниками, закупая какие-либо овощи или фрукты у населения. Ведь бабушка, которая принесла два-три ведра яблок на закупочный пункт для дальнейшей переработки и получила за них 20 грн, сейчас должна предоставить кучу справок. Если их не будет или что-то там с ними не в порядке, то производитель должен уплатить 18% налога на доходы физлиц и 1,5% военного сбора. Кстати, если переработчик произведенную продукцию не экспортирует, то еще и 20% НДС с конечного продукта, ведь списать нечего. Да и бабушка может потерять льготы вследствие такой сомнительной операции.

Конечно, собирать справки и проверять их ради 20 грн никто не будет. И никто этого и не делает. Ведь в моем примере я еще и завысил выручку от двух ведер яблок. И таким образом в Украине собирают очень много сырья для переработки.

Насколько важны бабушки для нашей переработки? По оценкам Украинской плодоовощной ассоциации и специализированного аналитического проекта «АПК-Информ: овощи и фрукты», 100% всех дикорастущих ягод (а это основная выручка от экспорта ягод из Украины), примерно 70% всех культурных ягод и чуть больше половины всех фруктов поступают от таких «бабушек», то есть от физических лиц, которые не являются СПД. Конечно, эти объемы потом легализируются через СПД, но это уже другая история, где и государство, и поставщик, и покупатель — все проигрывают».

Однако переработка — это только небольшая доля плодоовощного бизнеса. Реализация продукции для потребления в свежем виде дает большие объемы денег для села. Но и тут, по словам Андрея Ярмака, получается абсурд — картофель в супермаркетах импортный, а украинский вывозят на свалку.

Ведь специфика плодоовощного бизнеса такова, что с очень малой площади можно получить значительные объемы продукции и значительную выручку. Тепличка в 10 соток возле дома хорошему хозяину может принести до 100 тыс. грн выручки. Соответственно, в цепочке производства всегда много малых или даже микропроизводителей. Создать условия, чтобы они не чувствовали себя преступниками и могли легально поставлять продукцию в цивилизованную торговлю, означает увеличить легальный товарооборот, доходы бюджета, создать возможности для дальнейшего расширения производства, увеличить цену для производителя и обеспечить сельскую местность дополнительными доходами без дотаций со стороны государства!

Еще один пример от специалиста: есть производитель в селе, который продает излишки своего картофеля. Скажем, у него есть 500 кг картофеля на продажу с собственного огорода. Сейчас этот картофель никогда не попадет в украинскую сеть, ведь сразу за него нужно было бы уплатить 19,5 и 20% налогов. Этот же картофель поедет через перекупщика на базар, где ни один из этих налогов не будет уплачен.

Вместе с тем импорт «заходит» с импортной пошлиной 0%, а НДС, который платится на импорт, фактически компенсируется возвращением НДС производителю в другой стране. У импортной продукции будет вся нужная документация, и сеть будет выбирать импорт — это проще.

Но при этом путь нашего картофеля на базар тоже непрост, и там есть значительные потери. На пути к потребителю у украинского картофеля будет, как правило, три-четыре посредника, каждый из которых возьмет свой процент. Часть денег останется также оптовым и розничным рынкам. И они тоже не жируют на этом.

Читайте также: Как вывести плодоовощной сектор Украины из тени – шесть главных KPI зрелости отрасли

Упоминает Андрей Ярмак и ореховый бизнес. Он ежегодно приносит Украине примерно 3,7 млрд. грн экспортной выручки и не менее 250–300 млн грн в ценах производителя еще обращается на внутреннем рынке. Почти все эти орехи сейчас сдают такие условные бабушки. Диспропорция между ценой сдачи и экспортной ценой очень высока, потому что эти средства идут не производителю и не государству, а на «легализацию» этих орехов.

«Как решают проблему в Молдове? Физлица могут легально продавать сельскохозяйственную продукцию без бюрократии, но с идентификацией сдатчика (паспорт и код налогоплательщика нужны) на сумму до 460 тыс. грн в эквиваленте. Это также не влияет на их льготы и другие налоги. При реализации более чем на 460 тыс. грн нужна справка о происхождении товара (фактически справка о наличии сада, например), и дальше можно продавать на сумму до 1,8 млн грн. При этом покупатель платит 5% налога за счет поставщика и все.

Другая проблема — НДС. В большинстве стран Европы на овощи и фрукты он составляет 8–12%, даже в РФ — 10%. У нас — 20%. Почему это проблема? Потому что при 20% у производителя нет шансов конкурировать с импортом, ведь там, в стране происхождения, НДС производителю вернули. Поэтому эта продукция никогда не попадает в организованную торговлю, а продается лишь на базарах, лотках и т.п., то есть через каналы, где никто не является плательщиком НДС», — поясняет экономист ФАО,

По подсчетам Андрея Ярмака, в результате такой слабой политики мимо системы НДС в Украине только плодоовощной продукции проходит примерно на 50–55 млрд. грн. То есть при 8% НДС бюджет дополнительно получил бы до 4 млрд. грн только от НДС на плодоовощной продукции и еще около 2,5 млрд. грн налога на доходы, если бы его установили на уровне 5%. Так что просто сейчас под ногами есть 6,5 млрд. грн, которые мы теряем.

В молочном секторе несколько лет назад оборот сельских молокопродуктов через базары оценивался на уровне около 20 млрд. грн!

Андрей Ярмак продолжает: «Но сосредоточимся на плодоовощной отрасли. Меня можно здесь упрекнуть в том, что 100% налогов никто никогда не сможет собрать. Это правда. Но база налогообложения, которая сейчас снижается, при применении удобной и прозрачной для всех системы будет расти! Поэтому на эти объемы мы точно сможем выйти.

Но это не все условия. Украина остается единственной страной региона без нормального закона о кооперации в сельском хозяйстве. Мы уже более четырех лет имеем прекрасный законопроект, он даже прошел первое чтение, но его никак не проголосуют в целом. Это серьезно сдерживает в развитии молочную, мясную и плодоовощную отрасли, где всегда высокий процент кооперативов в странах, имеющих нормальное кооперативное законодательство. В большинстве стран в этих отраслях удельный вес кооперативов в рынке колеблется от 50 до 80%. В Украине он равен нулю.

Простой пример. Если у тебя есть яблоневый сад площадью менее 25–30 га, а лучше 40–50 га, то строить собственное хранилище с сортировкой и доработкой абсолютно нецелесообразно. Но без хранилища яблочный бизнес работать не может! На 40 га сада с хранилищем нужно потратить около $40 млн. Но скажите, кто из крестьян может это себе позволить?!

В Украине много сел, где есть сто или больше производителей с яблоневым садом площадью от 0,5 до 2 га. Вместе они могли бы создать кооператив, построить хранилище, нанять менеджера и продавать свои яблоки даже вдвое дороже, а также выходить на экспорт. Сейчас же такая продукция продается за бесценок на переработку и на базарах, и никаких налогов государство тоже не получает».

Крошечная Молдова экспортирует 250 тыс. тонн яблок, 85 тыс. тонн столового винограда и прочее, потому что там очень популярны кооперативные хранилища. А Украина вообще импортирует виноград и экспортирует в пять раз меньше яблок.

Потенциал у плодоовощного сектора Украины, по мнению эксперта, огромен, но с каждым годом он уменьшается, и окно возможностей сужается.

«Ведь мы теряем самый ценный ресурс — наших людей. Плодоовощной бизнес создает больше всего рабочих мест из всех других видов агробизнеса — до пяти-шести на каждый гектар (зерновой и масличный меньше рабочих мест создают на тысячу гектаров). Но сейчас мы делаем все, чтобы вытолкнуть этих людей за границу, теряем доходы бюджета и стимулируем импорт, продолжая просить помощь у МВФ вместо того, чтобы просто позволить людям легально работать и зарабатывать деньги для себя и для государства.

«Село» — достаточно вставить это слово в текст, и абсолютное большинство читателей в этом месте перевернет страницу или проскролит пальцем на следующий материал. Приблизительно так же работает сознание власть имущих всех без исключения политических групп, находившихся у власти в Украине.

Иначе как еще можно объяснить, что крупнейшая страна Европы, с самыми большими массивами сельскохозяйственных земель, не обеспечила минимальные условия для того, чтобы жители села могли не только создавать (без единой копейки государственных дотаций!) условия для собственной жизни и развития, но еще и радостно платить миллиарды гривен налогов, увеличивать экспорт, улучшать платежный баланс, создавать рабочие места и т.п», — резюмирует Андрей Ярмак.

EastFruit


Использование материалов сайта свободно при наличии прямой и открытой для поисковых систем гиперссылки на конкретную публикацию.

Основные новости и аналитика плодоовощного рынка на Facebook и в Telegram - Подписывайтесь!

Вам также может быть интересно

Доход Грузии от экспорта фундука на 47% превышает прошлогодний показатель

EastFruit

Самоубийство тепличной отрасли Узбекистана – выгодно ли это стране?

EastFruit

Текущий объем экспорта грузинского мандарина составляет около 2 тыс. тонн

EastFruit

Добавить комментарий